кораблег

Bubnoff's Journal

Дуб -- дерево. Роза -- цветок. Олень -- животное. Воробей -- птица. Смерть неизбежна.

Previous Entry Share Next Entry
Из больничной тетради.
кораблег
bubnoff
Из больничной тетради.


Жить легче. Всё легче, всё проще.
Всё меньше ненужных хотений.
Смотреть – осыпаются рощи.
Смотреть – расцветают сирени.

Что ж старость? Пусть даже и старость.
Пусть так назовут безмятежность.
Пускай наступает усталость.
Зато просыпается нежность.
13.05

***

Надоедает быть одним и тем же.
И думаешь: а как же стать другим?
Но без потерь! Чтобы и опыт прежний
Весь сохранить; и снова стать тугим,
Вновь молодым, исполненным надежды,
Почти нагим?

Как возвратить всю свежесть восприятий?
Вновь чувствовать всей кожей холодок
Иных пространств; восторженных объятий
Сладчайший ток? А также чтобы мог
Читать всё то, что пишет мне Создатель,
И – между строк?

14.05

***
Гагарин

Мне сегодня пространство подарено.
Мы с пространством играем в Гагарина.
Говорю ему тихо: «Поехали…»
Ну, поехали, так поехали!
Нам больничные стены – помеха ли?

И лечу, словно мячик запущенный,
И ракеткой пространства ударенный…
А с Земли машут руки зовущие:
«Всё, хорош! Наигрался в Гагарина!»

14.05

***



Медсестра.

Я работаю медсестрой.
Прогоняют меня сквозь строй
Бесконечных и вечных больных
И бессонных дежурств ночных.

Что я вижу? Чужую плоть,
Ту, которую нужно колоть.
Я не помню имён и лиц,
Помню лишь череду ягодиц.

И для вас я, как ангел, одна,
Ну а вы для меня – череда
Бесконечных и вечных больных…
Ничего. Подожду выходных.

Что ж работа? Не хуже других…
15.05

***

Деньги-шменьги, машины, квартиры –
Заиграешься в чепуху,
И подумают там, наверху:
«Не поправить ли ориентиры?»

И мгновенно болящая плоть,
Что приковывает к постели,
Так меняет желанья-цели…
Вспоминают Тебя, Господь!

И болезнь – это лишь микроскоп,
Инструмент, что наводит на «резкость».
Аргумент обретает вескость.
Говоришь себе: «Хватит, стоп!

Тут не тела – тут духа дыры,
Штопать душу, а не живот…»
Наверху говорят: «Ну, вот,
Всё, поправлены ориентиры.»
15.05.15

***

В операционной.

Ты распят на холодном столе,
Привязали и руки, и ноги;
И в молитвах подводишь итоги –
Что оставишь на грешной Земле?

Над тобою склоняются боги,
Подключают к тебе хлороформ,
Лица их милосердны и строги.
Наползает пространство без форм,
Отлетают земные тревоги…
15.05.15

***

Ночная палата.

Мне не спится. В голове синицей
Тинькает, щебечет дребедень
С интонацией Капицы:
«Добрый день!»

Очевидно, но невероятно:
Я живу, и это славный факт.
И, ребята, как это приятно,
Что работает кишечный тракт.


Мне не спится. Храп с соседней койки.
Я лежу под простынёю, гол.
Пятна крови. И мерцанье стойки
Капельницы. Этот день прошёл.
14-15.05

***
В больнице.

Расскажи о планах Богу –
Посмеётся над тобой.
Ты собрался в путь-дорогу?
А возьми-ка выходной!

Полежи пока в кроватке,
Да подумай – как ты жил?
Да нельзя ль разгладить складки
Дел, что раньше натворил?
15.05.15

***


Приёмник.

Я лежу на больничной койке.
Ночь вступает в свои права.
Чем точнее твои настройки –
Тем точнее придут слова.

Нужно слушать – и чутко слушать! –
Что нашепчет тебе эфир.
Тут тебе не помогут уши,
Тут другой, непривычный мир.

Методично ли, хаотично –
Тут у каждого свой манер –
Крутишь-вертишь внутри привычно
Чуть поскрипывающий верньер…

Что у нас? Только ночь в эфире…
Ты меняешь диапазон.
Вправо, влево ли… Уже, шире…
Ловишь волны со всех сторон.

И вначале слова так бойки!
Их отринь – это первый слой.
И опять поменяй настройки,
И последует слой второй:

Этот птичий, косноязычий,
То ли ангелов, то ли птиц…
И – мучительно, непривычно –
Достигаешь его границ!

Занимаешься переводом,
Всё пытаешься объяснить,
И – теряешь, теряешь сходу
Только пойманную нить!

Обрывается связь! И снова –
Терпеливо, по всей шкале,
Ищешь место обрыва: слово.
Пусть не точное, не вполне,
Но пока не найти другого…

И опять теребишь настройки:
Треск помех или «белый шум»…
Я приёмник. В больничной койке.
А вы думали – я пишу?
16.05.15

***


Поэт – это лишь перевод
С птичьего на человечий.
«Поэт» – перевод – «поёт».
Тут главное – не покалечить
Ту мысль, что в тебе щебечет.
Подстрочник тут не живёт.

И смысл щебетаний тёмен.
Заменишь пух кирпичом?
И рыться среди оскомин
Набивших слов ни о чём –
Разве большой почёт?
И часто поэт нескромен.

Щебечет поэт, поёт
Весёлая птица-синица.
Но – попадёт на страницу,
И тут же, глядишь, умрёт.
И людям не пригодится
Посмертный её перевод.

А, может, распространится…
17.05.15

***



  • 1
Очень.
Выстраданное.
Вам лучше?

Ну прям "выстраданное")...
Да, выписался уже сегодня.

С выздоровлением!
Берегите себя.

Надеюсь, сейчас всё в порядке? Блог давно без новостей — было за Вас тревожно.

Здравствуйте, Сергей.
Да, всё в порядке. Просто ЖЖ стал мне неинтересен. Даже не знаю, почему. Наверное, потому, что все друзья в фейсбук перебрались.

Главное, что всё хорошо. Извините за беспокойство.

Да, наоборот, приятно, когда беспокоятся - значит, не всё равно.
А Вы в фейсбуке бываете? Я там комикс про Холмса и Ватсона только что выложил... :)

Я как раз тут «бываю», а там регулярно :) Нашёл Вас, добавил, если Вы не против.
Комикс очень летний, и, как обычно, приятные детали, спасибо!

  • 1
?

Log in